Как жена Лужкова жила в советское время


  Как жена Лужкова жила в советское время

Информационный накат на семью Юрия Лужкова так и не привёл к ответу на традиционный русский вопрос: Who is mrs. Baturina? Показанные по телевизору ролики рисовали перед нами железную леди, со всеми традиционными занятиями для людей такого рода: бизнесом, конными выездками, частными пансионатами и недвижимостью подальше от Родины. Закрадывалось даже сомнение: а ведёт ли она типичную для нашего биологического вида физиологическую деятельность, хотя бы на уровне определения по словарю Ожегова, где сказано, что человек — это «живое существо, обладающее даром мышления и речи, способностью создавать орудия и пользоваться ими в процессе общественного труда».

Отчасти всё это объясняется закрытостью Елены Николаевны. Она никогда не рассказывала о своей семье, детстве, первой любви, девичьих грёзах — о всём том, что формирует из ребёнка и подростка взрослого человека, с его устоявшимися привычками и взглядами на окружающую живую и неживую среду.

«Свободная пресса» разыскала соседку семьи Батуриных, проживавшую вместе с ними в жилом доме от завода «Фрезер» на Сормовской улице. Пенсионерка Мария Ивановна Тюрина в монологе для «СП» вспоминает, что это была за семья и чем ей запомнилась лично Елена Николаевна Батурина.

«Мы жили в одном подъезде, я на 8 этаже, а они на 6-м. Родители Тамара Афанасьевна и Николай Егорович были честными советскими тружениками, и их дети пошли в них. Я больше с Тамарой дружила, она работала контролёром ОТК на «Фрезере», трудом и умом выбилась на эту должность. Семья была непьющая, приветливая. Всегда здоровались, на праздники во двор выходили. И не только советские праздники мы вместе справляли, но и Пасху. На Троицу за берёзовыми ветками ходили.

Они были коренными москвичами. Вроде как в первый голод (в 1921 году — «СП») их предки
сюда приехали. То ли из Рязани, то ли из Казани, точно не скажу.

Лена тоже и со мной, и с мужем здоровалась: «Дядя Лёша, здравствуй! Как твоё здоровье?» Сейчас никто так не спрашивает, а раньше люди другие были, приветливые.

Витя, конечно, как все ребята, шебутной был. А Лена — серьёзная, деловитая. Уже тогда она говорила, что «некогда мне ерундой заниматься». Мамкина и папкина помощница такая. Не гнушалась и тяжёлой работы. Сколько раз видела — то картошку тащит, то ковёр зимой во дворе выбивает.